Закрыть
Интервал между буквами:
Стандартный Средний Большой
Шрифт:
Arial Times New Roman

Размер шрифта: A A A

Цвета сайта: A A A A A

Картинки сайта: Выкл
1 cc407Включить версию для слабовидящих
Размер шрифта: A A A Цвета сайта: A A A Картинки сайта: Выкл Настройки ▼

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа

имени Понгсы Константиновича Киле села Ачан

Амурского муниципального района Хабаровского края

Официальный информационный сайт

InternetPriemnay2

Наша фотогалерея

Статистика

КИЛЕ НИКОЛАЙ БАТУНОВИЧ – ИССЛЕДОВАТЕЛЬ И ЗНАТОК ЯЗЫКА, ФОЛЬКЛОРА И ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ НАНАЙЦЕВ
(к 90-летию со дня рождения)

1kile 1969Николай Батунович Киле принадлежит к числу первых нанайских ученых, внесших значительный вклад в сохранение и возрождение традиционной культуры своего народа.

Главный труд его жизни «Нанайский фольклор: нигман, сиохор, тэлунгу» - это 11-й том фундаментальной академической серии «Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока».

Академическая серия «Памятники фольклора» включает 60 томов, которые по мере готовности выпускаются с 1990 года. Это не просто сборники фольклора. Критерий при выборе текстов – художественное совершенство и историко-познавательная ценность. Все национальные тексты сопровождаются параллельным переводом на русский язык. К каждому тому идет аудио- или видео-приложение с образцами традиционного исполнения.

К сожалению, часть томов серии, в том числе «Нанайский фольклор», издана ограниченным тиражом и представлена только в крупнейших библиотеках, что делает ее малодоступной для широкого круга читателей.

Том «Нанайский фольклор» представляет первое в отечественной фольклористике сводное издание нанайского повествовательного фольклора. 65 из 68 текстов, вошедших в этот том, ранее не публиковались.

Подготовкой всех текстов, переводом, комментариями и указателями занимался Н.Б. Киле. Это был титанический труд – только на расшифровку магнитофонных записей ушло более года. Исключительно сложной была и работа по переводу нанайских текстов – иногда было невозможно сохранить образность национального фольклора, поскольку трудно подобрать адекватное слово в русском языке. Поэтому многие слова и обороты было решено поместить в словарь непереведенных слов, и к переводу каждого произведения были даны обстоятельные комментарии.

Во вступительной статье, написанной в соавторстве Л.Е. Фетисовой, предложена современная классификация нанайского фольклора. К тэлунгу были отнесены мифы и мифологические рассказы, предания, сказания, легенды, к нингман - эпос, сказки-мифы и собственно сказки, к сиохор – заимствованные сказки. Выделялись также шаманские песнопения, песни, плачи, загадки и скороговорки (Нанайский фольклор 1996: 14).


Поскольку многие сказки (нингман и сиохор)  исполняются нараспев или с включением песенных монологов, в том включена статья музыковеда Т.Д. Булгаковой об особенностях интонирования в произведениях нанайского фольклора.


Рукопись была подготовлена к печати в 1991 году, но из-за недостаточного финансирования книга вышла только в 1996 году. Вскоре после получения известия о выходе тома у Николая Батуновича резко ухудшилось здоровье, и в 1999 году его не стало.


slajd2В прошлом году ему исполнилось бы 90 лет. Он родился в 1925 году в старейшем стойбище Болонь (ныне с. Ачан). Ему еще не исполнилось года, когда его отца на  охоте задрал медведь. Мальчик родился очень слабым, и чтобы отвести от него внимание злых духов его назвали «Боччори» - неприглядный. Бабушка-маньчжурка съездила в Харбин и заказала для болезненного внука оберег, над которым совершил ритуальные действия местный шаман. И, действительно, Николай вырос очень смышленым и выносливым мальчиком, став отличным охотником и удачливым рыбаком.

В 1933 году он пошел в Болонскую семилетнюю школу, в эту школу в дальнейшем он трижды вернется как учитель. Учеба давалась легко, поэтому, когда началась война и учителей-мужчин призвали в армию, 17-летнего Николая направили на учительские курсы в Найхине. Так, в 17 лет он первый раз стал учителем в родной школе.

Но в 1943 году его призывают на фронт в артиллерийскую часть, где он служит наводчиком. А в 1944 году он был отозван особым отделом ДВО и направлен в Погранразведшколу. О том, какие приходилось выполнять задания во время службы разведчиком в Разведотделе Штаба 2-го Дальневосточного фронта, Николай Киле рассказывал очень мало из-за повышенной секретности. Только к 70-летию победы в ВОВ был опубликован секретный приказ о награждении Н.Б. Киле орденом «За отвагу» за проявленные доблесть и мужество при выполнении боевых заданий командования. Среди всех военных наград Николай Киле больше всего гордился этой медалью и нагрудным знаком «Отличный разведчик». Пока шла война, оберег хранился у матери Николая и как будто кто-то действительно оберегал его от всех опасностей.

slajd3В 1946 году командование направляет его на дальнейшее обучение. Но выходит приказ Сталина о демобилизации всех учителей из армии. Николай Киле отказывается от карьеры профессионального разведчика и уже второй раз возвращается в родную школу, чтобы учить детей грамоте.

Несколько лет он работает в Болонской школе учителем национальных начальных классов. В 1948 году выходит Постановление СНК «О мероприятиях по улучшению работы начальных и средних школ народов Крайнего Севера». Талантливого сельского учителя направляют на учебу в Ленинград - в государственный педагогический институт им. А.И. Герцена.

Во время учебы Николай Киле работает редактором нанайской литературы в Ленинградском отделении Учпедгиза.

В эти годы кафедру языков народов Севера ЛГПИ им. А.И. Герцена возглавляет профессор В.А. Аврорин, известный специалист по тунгусо-маньчжурским языкам, один из создателей нанайской письменности, под руководством которого в 1932 году был создан первый нанайский букварь.

В 1955 году Николай Киле заканчивает институт с красным дипломом. В.А. Аврорин хочет оставить талантливого выпускника в аспирантуре, но тот отказывается от научной карьеры. Снова, уже в третий раз возвращается в село Болонь в родную школу, на этот раз завучем и дипломированным учителем русского языка и литературы.

Только через пять лет, по настоянию В.А. Аврорина, он поступает в аспирантуру Института языкознания и после ее окончания переезжает в Новосибирск. Туда к этому времени переводится его научный руководитель Аврорин и старший товарищ по учебе в Ленинграде Сулунгу Николаевич Оненко, создатель нанайско-русского словаря.

Профессор В.А. Аврорин, к этому времени уже член-корреспондент АН СССР, дает своему аспиранту для кандидатской диссертации тему «Образные слова нанайского языка». В 1968 году – блестящая защита кандидатской диссертации. В 1973 году монография Николая Батуновича Киле «Образные слова нанайского языка» выходит в ленинградском отделении издательства «Наука». В приложении к монографии словарь более 3 тыс. образных слов, употребляемых в произведениях фольклора, в бытовой речи и промысловой лексике, в современной нанайской поэзии и прозе.Monograf

Надо отметить, что на образные слова в нанайском языке впервые обратила внимание Т.И. Петрова (1948). Детальный анализ семантики и структурно-морфологических особенностей был сделан В.А. Аврориным в «Грамматике нанайского языка» (1959). Специфические особенности образных слов послужили для Аврорина поводом выделить их в особую часть речи. Самостоятельность образных слов как особой лексико-грамматической категории объясняется тем, что они позволяют минимальными средствами языка наглядно и эмоционально передавать сложные характеристики предметов, действий или состояний. В своей кандидатской диссертации Н.Б. Киле продолжает исследования, начатые его учителями Т.И. Петровой и В.А. Аврориным.

Главным источником образных слов является фольклор. Николай Киле был участником масштабного социолингвистического исследования в 60-х годах прошлого века. В это время ему удалось собрать уникальные материалы по фольклору - сказки, мифы и легенды. Именно они легли в основу 11-го тома «Нанайский фольклор».

В 1971 году Н.Б. Киле приглашают на работу во Владивосток во вновь созданный при ДВНЦ АН СССР Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока. Во время работы в этом институте научные интересы Николая Батуновича выходят за рамки изучения лингвистических особенностей нанайского языка и охватывают вопросы изучения родственных тунгусо-маньчжурских языков – ульчского, негидальского и эвенкийского. Он исследует архаическую лексику, связанную с религиозными представлениями нанайцев, а также самобытной нанайской антропонимии. По мнению, Аврорина «в этих аспектах лексика тунгусо-маньчжурских языков никем не исследовалась и Н.Б. Киле может считаться здесь пионером» (Аврорин 1974).

В 80-х годах Н.Б. Киле все больше занимается вопросами этнографии, опубликовав ряд работ по таким темам как анимистические воззрения, тотемизм и шаманизм у нанайцев. Это очень обширная сфера культурного наследия, и специалистам известно более 200 духов нанайского пантеона. Для Н.Б. Киле это было естественным продолжением его исследований образных слов в фольклорном наследии нанайцев, так как «нанайская сказка не просто близка к шаманской практике, а может считаться одним из ее проявлений» (Киле, Фетисова 1998: 100).

Более того, Николай Киле сам считал себя тудином – так называли людей, обладавшими особыми способностями, которые позволяли им выполнять функции, аналогичные шаманским. Род Киле был известен выдающимися тудинами и эпическими певцами. (Патрушев 2004: 15).

slajd7На протяжении всей жизни он, уже будучи известным ученым, неукоснительно выполнял определенный ритуал со своим оберегом в день своего рождения – в новолуние, на китайский новый год. Николай Киле никогда не рассказывал об этом, но о сути ритуала мы можем судить по его статье, посвященной лексике, связанной с религиозными представлениями нанайцев (Киле 1976: 192). В ней приведены данные, что верховными божествами у нанайцев считались Солнце и Луна, и в день своего рождения нанайцы просили у Луны долголетия, здоровья и благополучия, становясь на колени и посыпая голову каким-нибудь белым веществом, например, снегом, что символизировано долголетие – дожить до седин.

Там же мы находим описание мио - бумажной или шелковой иконы с нарисованными изображениями божеств в виде антропоморфных персон в окружении хищных животных, драконов, змей и т.д. Мио с тремя персонами – женские, мужские состоят из пяти, семи или девяти персон. Родовое мио состояло из 25 персон. На личном обереге Николая Киле, изготовленном в 1925 году в Харбине, было изображено семь персон.

Еще одно исключительно важное направление деятельности ученого – создание учебников нанайского языка для начальных классов. Его учитель, В.А. Аврорин несколько лет добивался от Министерства просвещения РСФСР решения вопроса о преподавании родного языка в нанайских школах. Когда в 1974 году вопрос, наконец, был решен положительно, он сразу порекомендовал Н.Б. Киле в числе тех, кто мог бы заняться составлением программ по нанайскому языку и созданием учебников. Аврорин писал: «Я назвал тебя, Сулунгу и Тоню Бельды. Не знаю, кто бы еще мог этим заняться. Ваш долг – помочь своему народу, своим друзьям – нанайским учителям!»

slajd8Уже в 1980 году Н.Б. Киле был подготовлен (в соавторстве с Е.А. Гаер и Л.И. Сем) выпущенный в издательстве «Просвещение» учебник нанайского языка «Нанай хэсэни» для 2 класса, а последнее 5-е издание учебника для 3 класса было выпущено в 2002 году, уже после его смерти. Работа по созданию учебников растянулась почти на 20 лет. За это время пришлось неоднократно дорабатывать и переделывать тексты. Так, после развала СССР в 1991 году потребовалось исключить идеологические тексты и заменить их на другие. Большинство текстов было подготовлено Н.Б. Киле, в книгу для чтения им включены нанайские нингман и тэлунгу, поскольку он всегда считал фольклор «учебником нравственности».

Если В.А. Аврорин начинал как этнограф, а стал известен как лингвист, то Н.Б. Киле прошел обратный путь. Начав путь как ученый-филолог, он в расцвете своей научной деятельности становится, по сути, этнографом, признанным знатоком не только языка и фольклора, а всей традиционной культуры своего народа. К нему обращаются за советами и консультациями учителя, художники, работники музеев, зарубежные специалисты и многочисленные коллеги (Тураев 2011: 31).

Ему принадлежит ряд научных статей по таким вопросам традиционной культуры как воспитание молодого охотника, этикет взаимоотношений между членами семьи, нанайские сэвэны, рацион питания и блюда нанайской кухни, изделия из кожи рыб.

В октябре 1997 года во Владивостоке была показана современная коллекция моделей одежды из кожи рыб, изготовленная студентами технологического факультета ВГУЭС. Консультантом по технологиям изготовления одежды из рыбьей кожи был Н.Б. Киле.

slajd9В 1981 году Н.Б. Киле приглашен в съемочную группу студии «Дальтелефильм», работающую над документальным фильмом «Нанайский напев». Сегодня мы можем увидеть этот фильм, благодаря режиссеру Владимиру Патрушеву, сохранившему его в личном архиве. В этом фильме Николай Батунович говорит о том, что волнует его больше всего – о возрождении культуры своего народа.

К сожалению он не дожил до того времени, когда это возрождение действительно началось. Он был бы несказанно рад, увидев, что сейчас регулярно проводятся фестивали народного творчества, а его родное село известно по всей России и за рубежом своими национальными танцевальными ансамблями «Тасима» и «Сиун». В 2013 году построена современная новая школа, в которой кабинет родного языка оснащен новейшим интерактивным оборудованием.

Все это вселяет надежду, что в образовании, искусстве и науке появится новая смена из числа представителей коренных народов, которая продолжит дело сохранения и возрождения традиционной культуры нанайцев.

Отрывок из фильма "Нанайский напев" (1981)



Список литературы

  1. Аврорин В.А. Отзыв о научной деятельности Киле Николая Батуновича (из личного дела Н.Б.Киле). 1974.
  2. Киле Н.Б.  Фетисова Л.Е. Нанайский шаманизм в системе традици­онной культуры // Этнокультурные процессы и общественное созна­ние у народов Дальнего Востока (XVII—XX века). — Владивосток. 1998. — С. 92—103.
  3. Киле Н.Б. Анимистическое воззрение у нанайцев //История куль­туры Дальнего Востока России XVII - начала XX века. — Владивосток, 1995. - С.125-134.
  4. Киле Н.Б. Лексика, связанная с религиозными представлениями у нанайцев. – В кн.: Природа и человек в религиозных представлениях народов Сибири и Севера (вторая половина XIX – начало XXв.). Л., 1976. - С. 189-202.
  5. Киле Н.Б. Образные слова нанайского языка / АН СССР. Сиб. отд-ние. Ин-т истории, филологии и философии. - Ленинград: Наука, 1973. - 189 с.
  6. Киле Н.Б. Фольклор в системе духовной культуры нанайцев //Проблемы культуры Дальнего Востока: : Науч.-теорет. конф.: Тез. докл. — Владивосток, 1991. — С. 62.
  7. Киле Н.Б., Сем Л.И., Гаер Е.А. Нанай хэсэни: Нанайский язык: Учебник и книга для чтения для 2 -го кл. – Л.: Просвещение, 1980, 1985, 1990.
  8. Киле Н.Б., Сем Л.И., Гаер Е.А. Нанай хэсэни: Нанайский язык: Учебник для 3 кл. – 5-е изд., дораб. – СПб.: Просвещение, 2002.
  9. Нанайский фольклор: Нингман, сиохор, тэлунгу/ Сост. Н.Б. Киле – Новосибирск: «Наука», 1996 – 478 с. - (Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока). 
  10. Патрушев В., Хибики М. Тудин – дар свыше… (Биографический очерк о дальневосточном ученом Николае Батуновиче Киле). – Владивосток, 2004 г. - 48 с.
  11. Тураев В. Исследователи истории своего народа // Россия и АТР. - 2011. - № 2. - С. 29-36.

man 
Публикация персональных данных, в том числе фотографий, производится в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ " О персональных данных", с согласия субъекта персональных данных".

obrv copyminpros2-205x65-5-0 8bd2207fa40d2-205x65-5-0 236546669bcc2-205x65-5-0 a5258aebf6bcbanbibl2-205x65-5-0 c2ea85ec1f0a2-205x65-5-0 e21f40edc5692-205x65-5-0 b2ece112ab5b22-205x65-5-0 e21f40edc5693gos